Выпил водки с Лавровым и сравнил Курилы с Крымом. Чего ждать от нового премьер-министра Японии?: Политика: Мир: Lenta.ru - Общественно-политическая газета
Trending Tags

Выпил водки с Лавровым и сравнил Курилы с Крымом. Чего ждать от нового премьер-министра Японии?: Политика: Мир: Lenta.ru

Перейти в «Мою Ленту»Фумио КисидаФумио КисидаФото: Toru Hanai / Reuters

В Японии новый, юбилейный, сотый премьер-министр. На этот раз им стал 64-летний Фумио Кисида. Его предшественник Есихидэ Суга продержался меньше года и запомнился спорным решением провести в стране летнюю Олимпиаду вопреки растущей заболеваемости COVID-19 и недовольству общественности. Новому премьеру досталось непростое наследие: сложная эпидемиологическая обстановка, дискомфорт от растущей мощи Китая и полная неопределенность в вопросе подписания мирного договора с Россией. Впрочем, проблема русско-японских отношений близка Кисиде — в свою бытность министром иностранных дел он неоднократно вел переговоры и, поговаривают, даже выпивал с российским коллегой Сергеем Лавровым. Чем известен Фумио Кисида, чего ждать от этого политика и какова вероятность, что он станет тем премьером, который поставит точку в многолетнем конфликте с Россией, — выясняла «Лента.ру».

Продолжатель традиций

Как и многие японские политики, Кисида — потомственный чиновник в третьем поколении: его отец и дед были депутатами японского парламента от избирательного округа Хиросимы. Новый глава кабмина также приходится дальним родственником Киити Миядзаве, премьер-министру Японии в 1991-1993 годах.

Для Японии это достаточно характерная картина: трудовые династии, которые передают ремесло политиков из поколения в поколения, вплоть до избирательных округов

Валерий Кистановруководитель Центра японских исследований Института Дальнего Востока РАН

В этом смысле предшественник Кисиды на премьерском посту Есихидэ Суга, выросший в семье фермеров и пробившийся с самых низов, скорее исключение из правил, рассказал «Ленте.ру» руководитель Центра японских исследований Института Дальнего Востока РАН Валерий Кистанов.

В 1970-е отец Кисиды работал в японском торговом представительстве в Нью-Йорке, поэтому детство будущий премьер-министр провел в США, где учился в самой обычной американской школе. Вернувшись в Японию, он лишь с четвертой попытки поступил в престижный университет Васэда. Правда, по его собственному признанию, несмотря на все тяготы поступления, в университетские годы играть в баскетбол будущему политику нравилось значительно больше, чем учиться.

Материалы по теме

00:01 5 августа

Российско-японские осложнения.

Чем опасно обострение курильского кризиса и на что готовы японцы, чтобы вернуть острова?00:0422 октября 2020

Могут повторить

75 лет назад Японии запретили иметь свою армию. Почему страна решила вернуть себе право воевать?

Окончив вуз в 1982 году, он решил попробовать себя в банковской сфере, но вскоре передумал и пошел по стопам отца и деда. Так начался его путь на самый верх японского политического олимпа. Уже в 1993 году Кисиду избрали в палату представителей японского парламента.

В 2007 году он получил свою первую должность в кабмине, став министром по делам Окинавы и Северных территорий (так в Японии называют южные Курильские острова, которые остаются предметом территориального спора между Токио и Москвой). Его карьерный скачок пришелся на непростой период в японской политике, который специалисты нередко называют эпохой «вращающихся дверей»: с 2006 по 2012 год в стране сменилось шесть премьер-министров. Вместе со сменой премьеров менялась и роль Кисиды в кабминах: министром Северных территорий он пробыл всего год и впоследствии занимал посты министра по делам потребителей и безопасности продуктов питания и министра науки и техники.

В 2012-м он возглавил одну из старейших и самых могущественных фракций внутри правящей Либерально-демократической партии Японии (ЛДПЯ), что значительно укрепило его позиции и превратило в одного из наиболее влиятельных политиков страны.

В том же году Кисида получил пост министра иностранных дел в правительстве Синдзо Абэ. Подобно своему начальнику, абсолютному рекордсмену по пребыванию в премьерском кресле, Кисида тоже установил рекорд. Он возглавлял МИД страны без малого пять лет — дольше, чем все его предшественники за послевоенную историю страны.

В этом качестве Кисида организовал первый в истории визит президента США Барака Обамы на мемориал погибшим в атомной бомбардировке Хиросимы.

Сергей Лавров и Фумио Кисида Сергей Лавров и Фумио Кисида Фото: Виталий Белоусов / РИА Новости

Кроме того, дипломат успел неоднократно встретиться и даже выпить с российским коллегой Сергеем Лавровым. Кисида вообще известен тем, что любит выпить. По его словам, спиртное занимает очень важное место в японской дипломатии.

Японский дипломат рассказывал, что однажды во время одного из рабочих обедов в Москве делегациям вынесли стаканы с водкой и продолжали щедро наливать все то время, пока шли переговоры. Кисида пообещал в следующий визит Лаврова в Японию провернуть аналогичный трюк, но уже с японским сакэ, пригрозив победить в «русско-японской алковойне». Состоялась ли битва и кто одержал верх — история умалчивает.

Японские СМИ пишут, что Кисиду отличает умение разбираться в людях и прислушиваться к другим, но ему недостает коммуникативных навыков.

В кабинете Кисиды висят три портрета: деда Масаки, отца Фумитакэ и Киити Миядзавы. Последний, по словам его приближенных, вообще является ролевой моделью нового премьер-министра. Так, политик часто любит повторять слова Миядзавы: «Власть имущие не должны забывать о скромности». Придерживается он этой догмы и в довольно обыденных вещах — например, заказывает блюда подешевле в ресторанах и присаживается за столики поменьше. Не гнушается он и заниматься домашним бытом — в семье он отвечает за мытье посуды и уборку ванной.

Киити Миядзава вместе с Биллом Клинтоном и Борисом Ельциным Киити Миядзава вместе с Биллом Клинтоном и Борисом Ельциным Фото: Reuters Подковерные игры

О своих амбициях стать премьер-министром Кисида впервые заговорил в 2016 году. Такая возможность представилась уже в 2020-м, когда Абэ подал в отставку по состоянию здоровья. Но на внеурочных выборах лидера правящей ЛДПЯ (который автоматически становится премьером) победил генсек кабмина Есихидэ Суга.

Как рассказал один из его приближенных, поражение стало сильным ударом для Кисиды: политик засомневался, стоит ли ему вновь бороться за кресло премьера. «Но в этот раз в нем что-то щелкнуло. Когда он решил выдвинуть свою кандидатуру, то из мягкого человека, который просто плывет по течению, он превратился в настоящего бойца», — говорит депутат Есимаса Хаяси.

По всей видимости, бойцовские качества наряду с хитросплетениями японской партийной политики в конечном итоге окупились: 29 сентября Кисида был избран председателем ЛДПЯ. Для некоторых наблюдателей такой поворот событий стал сюрпризом. И опросы общественного мнения, и настроения рядовых членов внутри партии указывали на совершенно другого фаворита — Таро Коно.

Как и его оппонент, Коно успел побывать на посту главы МИД страны. А в начале 2021 года ему доверили должность министра, ответственного за проведение вакцинации. И если пандемия стоила Есихидэ Суге премьерского кресла, то Коно она позволила заработать политические очки. Согласно опросам общественного мнения, 46 процентов населения хотели видеть политика на премьерском посту, тогда как кандидатуру Кисиды поддерживали всего 17 процентов опрошенных.

Фумио Кисида Фумио Кисида Фото: Kyodo / Reuters

Кроме Коно и Кисиды, в гонке за пост председателя ЛДПЯ участвовали две женщины: бывшие главы МВД Санаэ Такаичи и Сэйко Нода. Но, как считает Валерий Кистанов, у кандидатов-женщин изначально не было никаких шансов, и это прекрасно понимали в руководстве ЛДПЯ. «В Японии женщина-премьер — это нечто одиозное. В значительной мере это связано с тем, что положение женщины в японском обществе, несмотря на все демократические реформы в послевоенное время, остается непростым», — рассказал он.

А когда Нода и Такаичи выбыли из гонки, а Коно и Кисида прошли во второй раунд голосования, то ключевую роль сыграли не настроения общественности и рядовых членов ЛДПЯ, а мнение политических элит, подчеркнул японист. Руководители фракций остановили свой выбор на более покладистом Кисиде, нежели более популярном Коно, испугавшись «реформаторских замашек» последнего

Профессор университета Тама в Токио Брэд Глоссерман и вовсе склонен верить, что все голосование, в том числе использование в качестве «спойлеров» женщин кандидатов, было подстроено таким образом, чтобы добиться прохождения Кисиды во второй тур, где голос был бы уже за элитами и у Коно не оставалось шансов.

В беседе с «Лентой.ру» политолог предположил, что Кисида попросту больше устраивал «старую гвардию» ЛДПЯ: им нужен был кто-то, кто, подобно Суге, будет сохранять статус-кво, а Таро Коно был «темной лошадкой». «Если бы ЛДПЯ хотела видеть в руководстве популярного политика, который пользовался бы симпатиями не только среди рядовых членов партии, но и за ее пределами, они бы выбрали Коно», — отметил эксперт.

На японском фронте без перемен

По мнению Кистанова, главной задачей Кисиды на премьерском посту станет борьба с коронавирусом. При этом во внешней политике он будет придерживаться того же курса, что и Абэ.

Еще будучи главой МИД, Кисида четко обозначил свою позицию по Курилам, сравнив территориальный спор вокруг островов с украинским кризисом и присоединением Крыма, — по его словам, в обоих случаях Россия «использовала силу для изменения статус-кво». И несмотря на алкопари политика с Лавровым и его любовь к романам Федора Достоевского, ожидать от нового премьера значимых прорывов в российско-японских отношениях не приходится.

Остров Шикотан, Южные Курилы Остров Шикотан, Южные Курилы Фото: Юрий Мальцев / Reuters

В первую очередь это обусловлено тем, что сами переговоры уперлись в тупик: Япония не хочет заключать мирный договор без договоренностей о возвращении южных Курильских островов, тогда как Россия настаивает на разделении вопроса о подписании документа и территориального спора. «Это как разговор глухого со слепым», — подчеркнул Кистанов.

С ним согласен и Глоссерман: у сторон совершенно нет оснований идти на какие бы то ни было компромиссы. В нынешних геополитических условиях единственный вариант, при котором Япония и Россия могли бы заключить какую-то сделку, — это серьезное ухудшение отношений между Москвой и Пекином.

Ни один японский премьер-министр не может позволить себе заключить мирный договор с Россией, не вернув острова. И ни один президент России не откажется от российских территорий

Брэд Глоссерманпрофессор университета Тама в Токио

В 2017 году Кисида, сменив пост министра иностранных дел на должность главы политического совета ЛДПЯ, противопоставлял себя Синдзо Абэ. Абэ, по его словам, был скорее консерватором и «ястребом», тогда как Кисида считал себя либералом и «голубем». Но теперь, в условиях растущего напряжения между Пекином и Вашингтоном — главным союзником Японии, от японского премьера потребуются отличные от партийного функционера качества.

Поэтому в ходе предвыборной кампании Кисида избирал далеко не миролюбивую риторику в отношении Китая. Он также пообещал учредить новый пост советника премьер-министра по вопросам нарушения прав человека в Китае и плотно сотрудничать с США и другими «демократиями-единомышленниками» для борьбы с растущим влиянием Пекина.

Посольство Японии в Пекине Посольство Японии в Пекине Фото: Kim Kyung-Hoon / Reuters

Все это позволяет заключить, что главным фокусом внимания нового японского премьера станет сдерживание Китая и его военно-политических амбиций, считает Кистанов. С этой целью Япония продолжит и дальше увеличивать свои военные расходы и наращивать военный потенциал.

«Сложно представить, чтобы Япония стала еще более проамериканской, — отметил Глоссерман. — Они поддерживают любые инициативы Вашингтона и даже обижаются, когда про них забывают». Так, в Токио остались недовольны, что их не пригласили в новый альянс США, Великобритании и Австралии (AUKUS).

Во внутренней политике Кисида уже посулил ряд перемен, в частности, пообещав создать в стране «новый капитализм».

Экономический рост остается чрезвычайно важной политической темой. Но если плоды этого экономического роста не будут правильно распределены, то это не будет стимулировать потребление и спрос и не приведет к новому экономическому росту. Без распределения благ не будет и развития. Я привержен идее создания круговорота экономического роста и распределения его благ. Я хочу создать экономику, в которой люди смогут жить в достатке

Фумио Кисида премьер-министр Японии

По его словам, приоритетом его кабмина станет наука, технологии и инновации: власти будут инвестировать в зеленые технологии, искусственный интеллект, квантовые и биотехнологии. Возможно, именно для поисков источников финансирования Кисида предложил увеличить налог на прирост капитала, что уже ударило по японской фондовой бирже.

При этом насущные задачи явно не позволят новому премьеру заняться более фундаментальными вопросами внутренней политики, вроде внесения поправок в статью 9 японской конституции, которая запрещает стране иметь армию и развязывать войны.

Глоссерман так резюмировал свои ожидания от новой администрации: «Четыре слова — все то же самое».

***

То, что Суга продержался на посту премьера меньше года, заставляет опасаться, что Япония вновь возвращается к эпохе «вращающихся дверей» с бесконечной чередой временщиков в премьерском кресле. Эксперты, опрошенные «Лентой.ру», затруднились оценить шансы Кисиды удержаться на посту существенно дольше предшественника. Какой бы у него ни был опыт и политический капитал, сейчас слишком сложно судить, какой из него выйдет премьер-министр.

Очевидно одно: многое упирается в запланированные на конец октября парламентские выборы. Если ЛДПЯ существенно потеряет в своих позициях, то Кисиду может ждать та же участь, что и Сугу, и «вращающиеся двери» японской политики вытолкают его с политического олимпа раньше, чем он того бы хотел.

Перейти в «Мою Ленту»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Previous post Дефицит демократии. В Германии меняется власть. Кто поведет страну в будущее и каким оно будет?: Политика: Мир: Lenta.ru
Next post Идеальный шторм. Китай и США стягивают военные силы в Южно-Китайское море. Чем закончится битва за господство в регионе?: Политика: Мир: Lenta.ru